Ижевский киноклуб

О ФИЛЬМЕ:

 

МАРИЯ / MARY

США-Италия-Франция, 2005, цвет, 83 мин.

Постер фильма "МАРИЯ / MARY"авторы сценария:
АБЕЛЬ ФЕРРАРА
МАРИО ИЗАБЕЛЛА
СИМОН ЛАГЕОЛ
СКОТТ ПАРДО

режиссер
АБЕЛЬ ФЕРРАРА

оператор
СТЕФАНО ФАЛИВЕЛ

музыка
ФРЕНСИС КУИПЕРС

в ролях:
ЖЮЛЬЕТТ БИНОШ
ФОРЕСТ УИТАКЕР
МЭТЬЮ МОДИН
ХЕЗЕР ГРЭМ
СТЕФАНИЯ РОККА


Награды:
4 награды Международного кинофестиваля в Венеции: Гран-при, приз Всемирной католической ассоциации, приз фонда Mimmo Rotella, приз Sergio Trasatti

Ссылки:
Официальный сайт фильма на польском яз.
Официальный сайт фильма на итальянском яз.
Официальный сайт фильма на французском яз.

 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Круглый камень уходит вбок, открывая вход в пещеру - будто в кинокамере открыли объектив. "А Мария стояла у гроба и плакала. И когда плакала, наклонилась во гроб и видит двух ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его. Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус".
...А потом съемка закончилась. Выключили свет, начали сворачивать провода и собирать костюмы. И разгримированный Спаситель, в миру радикальный независимый режиссер Тони Чилдресс (Мэтью Модайн), создатель заведомо скандального фильма "Вот кровь моя", уже машет Марии Палезе (Жюльетт Бинош), актрисе, сыгравшей у него Магдалину, из шикарного лимузина: "Скорей, на самолет опоздаем!" А для нее, Марии, ничего еще не кончилось. И она отказывается ехать в аэропорт. И отправляется пешком в Иерусалим.
Тед Янгер (Форест Уайтекер) ведет на телевидении популярное ток-шоу "Иисус: Подлинная история". День за днем принимает у себя в студии специалистов всех мастей, которые то рассуждают о том, как Христос ломал "социальные табу", то утверждают, что в Распятии "не было ничего экстраординарного". Разумеется, не может он пройти и мимо фильма Чилдресса. "Почему я взялся за эту тему? Фильм Гибсона заработал миллионы, точно?" - хохмит режиссер в прямом эфире. Но заведенный порядок изменяет телефонный звонок, связь с Израилем. И на проводе - Мария...
Станислав Ф. Ростоцкий

 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

После съёмок в фильме о Христе известная актриса Мария Палеси, исполнившая роль Марии Магдалины, остаётся в Иерусалиме, решив навсегда уйти от мирской суеты. Режиссёр картины готовится к премьере, отбиваясь от нападок религиозных фанатиков. Популярный телеведущий (программа "Иисус. Подлинная история") разрывается между работой и уходом за беременной женой Элизабет. Выход скандального фильма на экраны (Магдалина предстаёт тут как равноправная апостолам ученица Христа, которой Спаситель открыл сокровенное знание) свяжет судьбы этих четырёх людей в замысловатый жизненный "узел", в котором сплетутся отчаяние и боль, покаяние и радость.

Если в 90-х Абель Феррара демонстрировал хорошую творческую форму, выпуская по фильму каждый год, то за шесть лет первой десятилетки XXI века режиссёр порадовал своих поклонников лишь двумя картинами, включая "Марию". Впрочем, сейчас он может себе это позволить, превратившись из гадкого утёнка телесериальной продукции и андеграундных экзерсисов в одного из ярчайших представителей американского индепендента. В 54 года Феррара решил поразмышлять на тему, которую до этого или понимающе обходил стороной или же отделывался смутными намёками, интерпретация которых оставалась на совести зрителей. Феррара решил поговорить о Боге. Поговорить не прямолинейно, в лоб, а неторопливо медитируя на евангельские темы.

К новой для себя теме режиссёр подходит с хорошо знакомым инструментарием кинематографических приёмов, который уже давно не боясь преувеличения можно называть фирменным стилем Абеля Феррары. Всё тот же удивительный, странный, завораживающий Нью-Йорк, всё та же аскетичная операторская работа, всё те же "необязательные" диалоги. В содержательной новизне "Марии" без труда можно увидеть отголоски "Плохого лейтенанта", "Опасной игры", "Короля Нью-Йорка" и т.д. Феррара тут как старый портной, решивший сшить новое платье с помощью старых нитей и заржавевших иголок, что в итоге даёт эффект "хорошо забытого старого".

Вынесенное в название фильма имя оставляет открытым вопрос о своей принадлежности, то ли речь идёт об актрисе Марии Палеси, то ли о евангельской Марии Магдалине. Но, так или иначе, этот факт центрирует внимание именно на персонаже Жюльет Бинош, в то время как основное действие развивается вокруг семьи телеведущего. Ощутившая в себе божественную благодать актриса, скитающаяся по Иерусалиму, являет собой пример для подражания, человеческий идеал пути к Богу, который может помочь в состоянии болезненного отчуждения. Феррара подводит к этой мысли спокойно, без надрыва. Его Мария Палеси - это современная юродивая, способная противостоять (и успешно противостоящая) потоку насилия, ожидающего человека не только на улице, но и ежедневно транслируемого телевидением.

Когда режиссёр осознанно стремится расширить собственные творческие горизонты это всегда очень интересно. Сняв "Марию" Абель Феррара явственно дал понять, что вырос из коротких штанишек бунтаря-кокаиниста, работающего на потребу фестивальной тусовки. Что мы увидим в следующей работе режиссёра, остаётся только гадать, но есть все основания рассчитывать на развитие новых тем, пусть и с помощью старых добрых приёмов.

(с) Станислав Никулин kinomania.ru

 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Фильмография Абеля Феррара пронизана духовными идеями, но в фильме Мария режиссер впервые решается сделать главным героем персонаж из Евангелия. В Марии встречаются разные излюбленные Феррарой темы, такие как художник в поисках смысла и беспощадное описание закулисной жизни киноактеров - темы уже фигурирующие в его фильмах Глаза Змеи (Snake Eyes) и Затмение (The Blackout). "Мне очень нравится снимать фильмы на такие темы, - подчеркивает Абель Феррара. - Это очень рискованный жанр, но это то, что мне лучше всего знакомо в жизни. Мне всегда было интересно, как актерам удается возвращаться к обыденной жизни после съемок". Этот интерес породил персонаж Мэри, актрису, которая не может выйти из роли Марии Магдалены после съемок фильма. Мэри (Жюльетт Бинош) находится в центре троицы, состоящей также из Тони (Мэтью Модин), режиссера фильма, в котором он играет роль Иисуса, и ярый атеист Тэд (Форест Уитакер), ведущий телевизионного шоу о религии. Эволюция Мэри окажет решительное влияние на жизнь двух амбициозных мужчин.

"Мэри решает посещать места описанные в Евангелии потому, что ее роль в фильме раскрыла в ней какие-то духовные чувства и мысли, которых она раньше не осознавала", - рассказывает Жюльетт Бинош. Следуя примеру своего персонажа, Жюльетт Бинош сама съездила в Иерусалим на восемь дней перед началом съемок, чтобы лучше понять персонаж, которому она очень симпатизирует. "Несколько лет назад Жан-Ив Лелу, который переводил Евангелие от Марии Магдалены и собирался его экранизировать, предложил мне главную роль, но картина не состоялась. Когда эта роль снова появилась на горизонте, мне показалось, что это не случайно."

Несмотря на то, что испокон веков нас учат, что Мария Магдалена была проституткой, она просто описывается как "грешница" согласно иудейским понятиям того времени. Это могло бы означать, например, что она не была замужем и не родила детей. Также говорят, что Христос прогнал из нее семь демонов, терзавших ее. Изучая Евангелие от Марии Магдалены я удивился, увидев описание измученной души, которая проходит через разные уровни сознания.

Было также интересно читать Евангелие от Филиппа, которое дает альтернативную точку зрения на жизнь Иисуса в строке 32: "Трое шли с Господом все время. Мария, его мать, и ее сестра, и Магдалина, та, которую называли его спутницей. Ибо Мария - его сестра, и его мать, и его спутница." Магдалена - персонаж, который меня особенно вдохновляет и мне кажется важным участвовать в фильме, воспевающем универсальный образ женственности. Этот образ принадлежит только одной религии - религии нашего сердца".

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

 

ИНТЕРВЬЮ С РЕЖИССЕРОМ АБЕЛЕМ ФЕРРАРОЙ И ПРОДЮСЕРОМ ФИЛЬМА ФРЭНКОМ ДЭКЁРТИСОМ

Каков генезис фильма Мария?

АБЕЛЬ ФЕРРАРААбель Феррара: Мария - это история журналиста, который ведет ток-шоу о Иисусе Христе. Когда я смотрю на звезд телевидения я всегда задаюсь вопросом, насколько такого человека может беспокоить вопрос о вере. Другой источник вдохновения для фильма - это актеры, с которыми я работал и, в частности, их чувство тревоги когда завершаются съемки фильма. Вдруг они осознают, что мир фильма, в котором они жили, внезапно исчез. И наконец я всегда хотел снять ленту про Марию Магдалену, которая меня всегда почему-то интриговала, я сам не знаю почему.

Почему Вы сняли фильм о вере именно сейчас? Кажется ли Вам, что это актуальная тема?

Абель Феррара: В фильме Мария сосуществует два жанра - религиозный и закулисный. Религиозные фильмы составляют целую традицию, начиная с Царь Царей (Николас Рэй, 1961) до Евангелия от Матвея (Пьер Паоло Пасолини, 1964) и Последнего Искушения Христа (Мартин Скорцезе, 1988). Как только начинаешь изображать жизнь Христа, ты волей-неволей творишь в этом жанре. Пять лет назад, когда начались первые попытки создать этот фильм все кругом твердили, что никто не хочет смотреть кино про религию. Сегодня так никто уже не считает. Но без Страстей Христовых Мела Гибсона было бы невозможно найти финансовую поддержку для Марии. Ведь Мел Гибсон был вынужден сам финансировать свою картину.

Фрэнк ДэКёртис: Когда изображаешь персонажа, который играет такую важную роль в жизни стольких людей, хочется его показать максимально честно и справедливо из уважения к их верованию. Даже если ты сам человек не верующий.

Когда Вы открыли для себя Евангелие от Марии и изменило ли оно Ваше отношение к вере?

Абель Феррара: Оно открыло мне глаза. Потом смотришь на Тайную Вечерю и думаешь - есть ли среди них Женщина? Я вырос в католической семье, и в этой традиции не учат формировать собственное мнение по поводу Евангелия. Когда ходишь в церковь по воскресеньям тебе читают Библию, и читают только то, что считают нужным и обсуждают только то, что считают достойным обсуждения. И это все. Тебя не учат самостоятельно размышлять о религии.

В большей части Ваших картин мужчины играют роли погибающих душ, а женщины представляются либо святыми либо спасателями погибающих мужчин. Таковы и персонажи в Марии. Следовательно, если считать Марию Магдалену одним из близких учеников Христа, роль женщины в святом писании кардинально меняется, или, словами Жюльетт Бинош "воскресает чувство женственности в коллективном сознании".

Абель Феррара: История Марии Магдалены сугубо феминистская. Этот феминизм касается основ вещей. К тому же, переоценка значения Марии Магдалены началась в 70-ых - в период рождения феминизма.

Фрэнк ДэКёртис: Когда умирает духовный лидер, кто бы он ни был, загораются конфликты между его учениками. Они пытаются доказать, что их версия учения этого лидера самая достоверная. Таким образом Мария Магдалена, и в меньшей степени Иоанн, постепенно исчезают со страниц Евангелия.

Абель Феррара: На протяжении двух тысячелетий Мария Магдалена постепенно превратилась из ученика Христа в шлюху. За это время она совершила полное нравственное падение. Но если в 1945 обнаружилась банка в пустыне Египта (содержащая новые отрывки из Евангелия от Петра, Филиппа и Марии, благодаря которым произошла переоценка значений этих учеников Иисуса), то неизвестно, что мы еще найдем в будущем.

В Марии Вы поставили эпизод из гностических Евангелий, где Филипп обижается на Марию, и сравниваете его с конфликтом между Тэдом и его женой, между Тони и его актрисой Марией, между израильтянами и палестинцами… Вы неоднократно ставите под вопрос достоинство их поведения.

Абель Феррара: Но это ведь основная идея Иисуса - "любить ближнего, как самого себя".

по материалам сайта www.aktivist.ru

 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

 

РЕЛИГИЯ ВСЕГДА БЫЛА ТОВАРОМ
Интервью с Абелем Феррарой

АБЕЛЬ ФЕРРАРАГуру американского независимого кино Абель Феррара ("Король Нью-Йорка" , "Плохой лейтенант") для российского проката почти что новичок. В свои неполные 55 лет он выглядит на все 70, кашляет, курит, кряхтит, с трудом выговаривает некоторые слова, иногда начинает гулко хохотать без видимой причины и больше всего походит на Дракулу, недавно вставшего из гроба. Все это не помешало ему, однако, снять незаурядную картину "Мария" , принесшую режиссеру первую в его жизни крупную фестивальную награду - Гран-при в Венеции.

- Из "Марии" следует, что вы ознакомились с "Кодом да Винчи"...

- Да, я читал "Код да Винчи". Он мне резко не понравился. Вообще-то, я не критик, и мне не пристало критиковать других. Ну, книга как книга, но меня возмущает, что она уже два года держится в списке бестселлеров если не на первом, так на втором месте. Что в ней такого особенного?

- Вы прочитали и поняли, почему роман Дэна Брауна так успешен?

- Да потому же, почему такой немыслимый успех у Мела Гибсона с его "Страстями Христовыми"! Люди по-прежнему хотят знать, что же там и тогда случилось на самом деле... Религия всегда была товаром, который продается на ура. Это понимают все эксперты кинобизнеса, хотя на подлинный смысл религии им, ясное дело, наплевать.

- Персонаж Мэттью Модина - режиссер, сыгравший в своем фильме Иисуса Христа, - не пародия на Мела Гибсона?

- Он кинорежиссер, а значит, в какой-то степени отражение в зеркале. Эгоист, маньяк в темных очках. Таким я иногда представляю себе себя самого.

- А вам понравились "Страсти Христовы"?

- Не буду оценивать фильм, за который я бы в жизни не взялся. Чтобы оценивать фильмы, надо быть кинокритиком. Вот вы кинокритик - и оценивайте себе на здоровье. Слава Господу за немногие радости в моей жизни: например, я не обязан судить других за их работы.

- Как думаете, ваша "Мария" тоже будет иметь коммерческий успех?

- Откровенно говоря, очень в этом сомневаюсь, хотя не стал бы пророчить ей провал: из того, что фильм удался как произведение искусства, не следует, что он провалится в прокате.

- Но вы ведь тоже исходили из того, чтобы рассказать людям что-то новое на вечно интересующую их тему?

- Таков уж персонаж, такова уж тема "Марии" - с ними приходилось проникать в самую суть. Хотя я, поверьте, не собирался поведать истину в последней инстанции. Не случайно герой Фореста Уитакера - ведущий телешоу; всем известна поверхностность любых телешоу. Особенно на религиозную тему.

- А вы-то человек религиозный в традиционном понимании?

- Могу лишь сказать, что воспитывали меня в самом что ни на есть традиционно-католическом ключе. Но потом меня стало интересовать все новое: например, апокрифы и заново открытые неканонические евангелия. Нельзя же отрицать существование этих текстов, подчас переворачивающих все известные нам истины... (На этих словах Феррара откидывается на спинку дивана, закрывает глаза и замолкает. За него отвечает его спутница - по всей видимости, жена.)
- Новые евангелия не воздействуют на веру как таковую. Мария Магдалина в "Евангелии от Марии" пропагандирует Слово Господне таким, каким мы его знаем из канонических евангелий. Однако для служителей официального культа любая новая информация - потенциальная угроза. Подумайте сами - тринадцатый апостол и женщина вдобавок!

- Как вышло, что вы взяли на роль Марии Жюльетт Бинош?

(Феррара неожиданно просыпается. ) - Мы давно были знакомы, и я как-то слышал, что она хотела бы сыграть Марию Магдалину. Подумав, я понял, что она способна на это.

- У вас есть любимый фильм об Иисусе Христе? Ясно, что это не "Страсти Христовы"...

- Я фильмы редко смотрю. Хотя люблю это делать. "Страсти по Матфею" Пазолини я смотрю как документальный фильм. Когда-то Пазолини был моим самым любимым режиссером... Пожалуй, и до сих пор остался. Вообще-то фильмы о Христе делали в разных жанрах, и не все эти жанры мне интересны.

- Вам льстит тот факт, что "Марию" наградили в Венеции Гран-при?

- До сих пор я призов никогда не получал, так что для меня это в новинку. Что ж, один факт включения в фестивальный конкурс для меня - как дар Божий. Чертов "Серебряный лев" только довершил картину.

- Вы лично верите в возможность чуда искупления и обращения, которое происходит с героем вашего фильма?

- Искупление, обращение... Если удается найти в жизни баланс и не терять его в дальнейшем - это, по-моему, чудо. Это дело трудное. Особенно если занимаешься кино. Правда, себя я в какой-то момент приучил к одной утешительной мысли: легче уже не будет.

- Вы начинали как автор трэшевых порнофильмов. Не думаете вернуться к истокам?

- Я от них никогда не уходил. Этот фильм - настоящий трэш. Буду снимать трэш и в дальнейшем.

Антон Долин, Вечерняя Москва


 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

 

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ АВЕЛЯ

Новый фильм живого классика американского независимого кино Абеля Феррары "Мария" разделил зрителей Венецианского фестиваля примерно поровну: одни радостно аплодировали, другие яростно свистели. Причем похоже, что как в лагере недовольных, так и в среде поклонников фильма нашлись и атеисты, и верующие. Фильм на евангельский сюжет - легкая мишень: верующие легко найдут в нем богохульство, а атеисты запросто усмотрят пошлость и китч. Но в Венеции-2005 хватает китча. Именно поэтому его сознательный адепт, культовый нью-йоркский режиссер и наркоман Абель Феррара, на общем фоне смотрится крайне выигрышно. Тем более что, заговорив о высоких материях, он тут же осекается.
Все события "Марии" так или иначе крутятся вокруг съемок и последующей премьеры кинокартины с броским названием "Вот моя кровь" о последних днях Иисуса, где молодой и наглый режиссер сыграл главную роль. С первых кадров вектор зрительского внимания смещается на исполнительницу роли Марии, актрису-тезку, которая после съемок бросила привычную жизнь голливудской знаменитости и уехала в Святую Землю - поближе к исторической родине своей героини, израильской деревушке Мигдаль. Любители дешевых сенсаций и читатели "Кода да Винчи" тут же вспомнят, что Магдалина была законной женой Иисуса и матерью его детей (вполне вероятно, что сценарий "Вот моя кровь" писался с учетом этих сомнительных фактов). Поклонники "Страстей Христовых" наверняка почувствуют крамолу, хотя "фильм в фильме" можно посчитать не памфлетом на Мела Гибсона, а отповедью для его эпигонов.
В любом случае зрители "Марии" с начала и до конца просмотра будут находиться на грани между уверенностью и неуверенностью - пародия перед ними или доказательство религиозной теоремы. Дилемма, которая решается при помощи одной лишь веры, без помощи логики, составляет суть жизни главного героя, потрясающе сыгранного лучшим чернокожим актером Америки Форестом Уитакером (лауреатом Каннского фестиваля и главным героем "Пса-призрака"). В "Марии" он играет телеведущего еженедельной передачи об Иисусе Христе; меж тем повседневная жизнь самого героя далека от религиозных идеалов - может, он и не циник, не точно грешник. Изменяет беременной жене, думает только о работе и в результате едва не теряет самое ценное, что у него есть.
На помощь, по счастью, приходят вышние силы, в точности как это случалось в лучшем фильме Феррары, "Плохом лейтенанте". "Мария" - своего рода "Плохой журналист". Глядя из окна автомобиля на смурное нью-йоркское небо, плохой хороший журналист впервые в жизни пытается помолиться. Меж тем за его душу ведут виртуальную борьбу демон и ангел, в точности по канону средневековых мистерий. Демон - самонадеянный режиссер и актер, сыгравший Иисуса, "поскольку не нашел никого лучше на эту роль", и снявший свой фильм "потому, что Мел Гибсон таким же образом заработал миллионы". Демона играет Мэттью Модин, тоже постановщик и исполнитель и давний соратник Феррары. Ангел - Мария, одна в двух лицах, или две в одном лице. Лицо принадлежит Жюльетт Бинош, которая не предъявляет ничего, кроме чистой харизмы, - ее, впрочем, вполне достаточно.
В итоге демон терпит крах, оставаясь наедине со своим произведением в пустом кинозале, а ангел, едва не воспарив к себе подобным после очередного теракта в Иерусалиме, довольствуется мобильной телефонной связью с бедным грешником и спасает-таки его душу. Кому-то такой финал может показаться несколько выспренним, но любой религиозный сюжет в современных обстоятельствах смотрится именно так. Противостоять ложному пафосу в кино можно единственным способом: талантливой и цельной режиссурой. Ее и демонстрирует в "Марии" Феррара. Певец криминального подполья, периодически он вспоминает, что зовут его Авелем и задача его - проповедь праведности. Универсальных рецептов для этого, по мнению Феррары, не существует, кроме единственного: перечитать Новый Завет. Иногда для того, чтобы прийти к столь простому выводу, надо еще и посмотреть фильм.

Антон Долин, Газета

 

БЛУД БОЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"В "Марии" косвенно отражены и даже спародированы два религиозно-кинематографических скандала. Первый - вокруг фильма Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа". Второй - в связи со "Страстями Христовыми" Мела Гибсона. Характерно, что невиннейший опус Скорсезе, проникнутый идеями гуманизма и толерантности, был подвергнут жесткому наезду, объединившему католических и православных фундаменталистов. А темноватый, с легким антисемитским душком фильм Гибсона после некоторых колебаний отцов церкви и протестов еврейских общин признали почти каноническим. Вряд ли будут серьезные возражения христианских теологов и против "Марии".
Жюльетт Бинош играет у Феррары артистку Марию, которая, в свою очередь, играет Марию Магдалину в вымышленном фильме "Это моя кровь". В сценарной концепции образа Магдалина не просто блудница, а избранная ученица Христа, которая борется за духовную власть с самим апостолом Петром. Мессианство, видно, ударяет в голову исполнительнице: после съемок она уже не может выйти из роли, совершает паломничество в Иерусалим, где бесчинствуют хасиды, - в то время как ревностные католики громят нью-йоркский кинотеатр на премьере. Режиссер "фильма в фильме" (в роли этого современного фарисея - Мэтью Модайн) - спекулянт от религии и от искусства, который еще имеет наглость изображать в собственной картине Иисуса. Третий герой "Марии" - чернокожий телешоумен (Форест Уайтекер) - мечется между умозрительными проповедями и неправедной половой жизнью, изменяя своей беременной жене. Эти герои в совокупности образуют не совсем святую троицу - универсальный символ борений добра и зла.
Фильм, как это свойственно только Ферраре, одновременно религиозно истовый и насквозь циничный. Став культовым со времен "Плохого лейтенанта", его создатель своей жизнью и творчеством как будто взялся доказать, что не только лейтенант, но и режиссер может быть плохим, очень плохим парнем. На каннской пресс-конференции по поводу фильма "Blackout" Феррара выглядел как настоящий отморозок, куда до него душке Тарантино. Он жевал жвачку, ковырялся в зубах и рассказывал о своем сотрудничестве с композитором: "Все сложилось отлично, ибо мы с самого начала сняли штаны и померялись членами". Тот же самый артист Модайн попросил сидевшего в последнем ряду чернокожего журналиста повторить свой вопрос, "потому что там темно сзади". Это было воспринято как расовое оскорбление. Все смутились, кроме Феррары, который громко пробормотал в микрофон: "Я этих типов видал на Род-Айленде, торгующих кассетами по 20 баксов". Таким я запомнил классика в первый раз - пламенным борцом с политкорректностью. Второй раз, а именно на премьере "Марии", я видел его совсем близко. За истекшие восемь лет бравады поубавилось, а действие алкоголя и других наркотических средств усилилось. Появившись с юной подругой (она тоже играет в "Марии" небольшую роль) и осушая по пути рюмку за рюмкой, классик выглядел полураспавшимся. В значительной степени таким выглядит и фильм, ибо по мере перемещения фокуса с одного персонажа на другой возникает ощущение, будто с режиссером произошел блэкаут и он начисто забыл, для чего свел этих героев в одном сюжете.
Тем не менее перед нами все равно фильм Феррары, который, даже деградируя, остается верен своей воспаленной истеричной эстетике, в которой есть то ли божественная, то ли дьявольская сила. Поучительно и то, что именно за "Марию", а не за свои ранние шедевры режиссер добился признания истеблишмента - спецприза Венецианского фестиваля. Правда, в Америке эта итало-франко-американская постановка так и не попала в прокат - по сугубо коммерческим причинам. Зато в России она выпущена в качестве пасхального киносувенира аккурат к священной дате, которую постаралась деликатно обойти гораздо более мейнстримовская "Горбатая гора".

АНДРЕЙ ПЛАХОВ Коммерсантъ

 

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

Кадр из фильма "МАРИЯ / MARY"

 

 

 

 
 
главная | расписание | рекомендуем | о нас | новости | архив | партнеры | форум